April 20th, 2015

Вчера порадовали старших родственников


Вчера порадовали старших родственников — собрали Фоме кровать. Сегодня я думаю, что лучшее, что можно с этой кроватью сделать — это разобрать ее обратно. Спать в ней Фома все равно не будет, а собирали мы ее с мыслью о том, что он там будет как-то тусить, используя прутики, что бы вставать или пытаться встать. Но когда мы посадили Фому в свежесобранную кроватку, он сильно озадачился, показался нам таким малюсеньким, что стало ясно — ему пока рано все это.

И если вопрос совместного сна у нас с родственниками не поднимается, то вот питание обсуждаем каждый день. Мама все просит дать Фоме хотя бы водички и рассказывает, что его ровесники, внуки подруг, уже с удовольствием едят кто мясо, кто лаваш. К нашей затее с тем, что бы начать давать Фоме пюре кабачка из баночки относятся с презрением, мечтая накормить ребенка нормальным борщом.

Когда Фоме было два месяца, мама и тетя звонили мне и просили прекратить мучить ребенка и начать кормить его смесью. У нас в семье никто не кормил сам, значит, и у меня он плачет потому, что не наедается. Конечно причина плача была в другом, и спасибо еще книге Сирсов, где подобное поведение родственников было описано точь-в-точь, как деструктивное, иначе в панике я могла бы и поверить маме и тете.

Вообще все, что мы для Фомы делаем вызывает у родственников недоумение и комплексы. Мы все делаем наоборот. И я не представляю, как можно не чокнуться, делая все "как положено", особенно, когда Фома был совсем крошкой.